Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Март 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 18

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Воскресенье, 20.08.2017, 00:29
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Новости рок-индустрии

    Главная » 2014 » Март » 23 » Интервью Андрея Князева порталу «Группа Быстрого Реагирования»
    08:40
    Интервью Андрея Князева порталу «Группа Быстрого Реагирования»

    Перед концертом, посвящённым трёхлетию группы КняZz, отец-основатель и бессменный лидер коллектива Андрей Князев был отдан на растерзание журналистам. В интервью для ГБР музыкант поделился творческими планами на ближайшее будущее, объяснил, почему он против курения Каспера, рассказал, кому Misfits обязаны за признание в России, представил свою точку зрения на события в Украине и подвёл итог 3-х летней деятельности группы.

     

    Журналист: Поздравляю вас с Днём рождения группы и желаю, чтобы этих дней рождения у вас было ещё ооочень и очень много, чтобы вы продолжали радовать нас своими песнями и сами радовались жизни.

    КняZz: Спасибо.

    Ж: Другие группы годами не могут ничего родить, а вам едва исполнилось 3 года, и у вас уже 3 полноформатных пластинки! Как вам это удаётся?

    К: Во-первых, я на протяжении всей длительной работы в «Короле и Шуте» (а это не меньше и не больше – 25 лет) всегда писал песни, и у меня скопилось очень много архивов, которые я храню. Что-то из них я публикую в интернете и провожу голосования, чтобы люди сами решали: хотят они эту песню слышать в электричестве или нет. Например, песня «Конь Морглена», которая оказалась в альбоме «Роковой Карнавал», была из таких. Люди проголосовали – мы сделали. В первом альбоме «Письмо из Трансильвании» было много архивных песен, какие-то попали также во второй и третий альбомы. И таких песен у меня ещё много.

    Ж: Получается, что новые альбомы это, так сказать, сборка из старых произведений?

    К: Не совсем. Как бы и да, и нет, потому что я и сейчас пишу. Пишу очень активно и очень много. Всё-таки интерес, самоотдача очень выросли, потому что с момента образования группы «КняZz» мне стало удобнее работать: я взаимодействую с группой, а группа взаимодействует со мной.

    Ж: То есть полное взаимопонимание?

    К: Да-да-да! Мы двигаемся в направлении музыкального материала, музыкального развития, и нам всё это очень жутко интересно. Мы знаем, что если то, что я сегодня напишу, будет круто – завтра мы это уже запишем, понимаете. Поэтому у меня появился дополнительный интерес ко всем этим вопросам. А в плане самого материала, написания текстов – естественно, я это делать умею и проблема… в смысле не проблема вообще, а какие-то трудности, если они есть, заключаются не в написании. Они заключаются в поисках идей. Потому что идея – это основополагающее звено в песне, а как её преподнести – это уже дело техники и вдохновения.

    Ж: К 2015 году вы планируете выпустить 2 номерных альбома. В них вы по-прежнему выступите главным автором музыки и текстов?

    К: Да. Как и во всех других случаях.

    Ж: Значит, тенденция не меняется?

    К: Нет. По сути-то дела, у нас группа и образовывалась вокруг моего творчества. Я, Андрей Князев, солист группы «Король и Шут», который писал для неё музыку и тексты, образовываю новую группу, которая занимается тем материалом, который пишу я. Вот. Конечно же, на репетиционной точке, на обработке, в аранжировках каждый вносит свой вклад, и таким образом песня становится интересной каждому музыканту, становится общим детищем. Ну а я вот как писал песни, так и пишу.

    Что же касается двух текущих альбомов – я бы сейчас говорил даже не о двух. Я бы говорил о четырёх. В 2014 году мы собираемся выпустить электрический альбом. Такой же, как и три предыдущих, то есть продолжение. В 2015 году мы планируем сделать альбом акустический. А вот 16-ый и 17-ый года… в это время появится ещё один электрический альбом, который ещё не написан, но я просто предполагаю, что он напишется…

    Ж: То есть он есть уже в голове.

    К: Да. Также на повестке дня идёт альбом всех моих лучших песен времён «Короля и Шута» в современной обработке. И я планирую сделать с группой альбом раритетов. Это как раз те песни, которые, скажем так, будут хорошо смотреться, если их сделать отдельным альбомом, а не «впихивать» во все другие. Но этот альбом под вопросом, так как, может быть, я всё-таки решу «впихивать» в каждый альбом старые вещи J.

    Ж: Я знаю, что вы всей группой активно взялись за здоровый образ жизни. Что вас к этому привело? Это уход Михаила Юрьевича, или это давно уже вынесенное решение?

    К: Скажем так – в последние годы я сам стал к этому приходить и в какой-то степени вёл некую такую агитацию внутри «Короля и Шута», но единомышленники в этом вопросе — то были, то их не было. Всегда всплесками шло. Сначала да-да-да, надо-надо, а потом опять всё то же самое. Из-за этого не так просто было упорядочить нашу деятельность, нашу работу. Всё-таки это музыка, это рок-н-ролл, это самоотдача, энергетика, это обмен с аудиторией, а когда систематически пьяное состояние – тебе уже ничего не надо. Все говорят, что рок-н-ролл без алкоголя не существует. Возможно, но только, понимаете, когда ты пьёшь изо дня в день – тебе уже ничего не хочется, ты уже на концерты выходишь как мямля. Потом, правда, раскочегариваешься, но тем не менее. Флюиды, которые ты посылаешь залу, они далеко не всегда кайфовые.

    А что касается ребят в нашей группе… нууу, те, кто были склонны – они солидарны. Наша группа – это среда, в общем-то…

    Ж: Единомышленников?

    К: Да. Но кто хочет выпить – тот выпивает. Понимаете, это ж дело такое. Это я себе поставил табу, потому что все свои основные препятствия я преодолел. Я думал, что никогда не смогу выступать трезвым – смог! И кайфую от этого, выпивать мне стало не надо. На день рождение к кому-то сходить? Можно не пить (заговорщицки – прим. авт.). Просто пораньше уйди и всё. Посидишь, покушаешь, и ушёл (тоном практикующего специалиста – прим. авт.). Во-от… А зачем до опупения там сидеть? То есть я поменял всю систему и стал свою энергию определять на развитие музыкальное. И вот результат – за последние 4 года я произвёл гораздо больше материала, чем за 10 прошлых лет.

    Ж: А как у вас с Каспером ситуация? На прошлом концерте в этом клубе вы пытались всей публикой на него воздействовать. Помогло сколько-нибудь?

    К: Э-э-э… понимаете, это всё-таки шоу. То есть это было такое шоу, сейчас я просто этого не делаю, ну потому что уже хватит. Это было шоу на базе его курения… Вы думаете, что мне было нужно, чтобы он бросил курить? Это его личное дело (строго – прим. авт.). А вот стебаться мне было интересно (задорно – прим. авт.). А постебаться – знаете для чего?

    Ж: Для чего?

    К: Если человек курит, от него воняет куревом, да? (весело – прим. авт.)

    Ж: Да)

    К: Он выходит курить постоянно, понимаете, это самое…

    Ж: Зачем тратить деньги на курение…

    К: Нет, деньги – это как раз его, это меня не касается. Меня лично касается, например, когда он садится в машину, а от него пахнет куревом, правильно? Вот… а курево ещё и окисляется! Понимаете, дополнительный дискомфорт получается. Дальше… курево сажает связки. Каспер же тоже поёт у нас, на бэк-вокале. А перестанет курить – связки лучше будут работать. В общем, есть ряд моментов,…

    Ж: Которые затрагивают вас.

    К: Да! Которые затрагивают именно наш внутренний менталитет. То, что он тратит деньги – это его личная проблема. А над тем, что касается нас – я в праве постебаться.

    Ж: Поддерживаю. И спасибо вам за такой пример. Что ж, идём дальше. Две недели назад в клубе ArenaMoscow давали концерт американские хоррор-панк-рокеры «Misfits». Правда ли, что у Михаила Юрьевича это была любимая группа? Или это слухи?

    К: Да нет. Это действительно не слухи, потому что он даже футболку их навязал. Вернее, он выступал долгое время в футболке Misfits и очень многие, кто даже не понимал, что такое Misfits, начали носить такие же футболки просто потому, что такая же была у Горшка. Это потом все уже осознали, что носят футболку с символикой американской панк-команды. То есть он, таким образом, ввёл в массы идею Misfits. До того, как Горшок стал идею Misfits пропагандировать, мало кто вообще знал, что такое Misfits! Самое интересное, что я, увлекающийся панк-роком, тоже не сразу узнал эту группу. Я вообще узнал об этой группе только после посещения Америки. То есть она сюда, к нам, как-то не приходила. Ramones(американская рок-группа, одни из самых первых исполнителей панк-рока – прим. авт.) знали, например. Они, потому что, такие специфические (с увлечением – прим. авт.), тоже в такой готической форме выступали. Но они культовые.

    Ж: А у вас есть такая же любимая группа из зарубежных исполнителей, на которую вы, может, в чём-то ориентировались при создании своих песен?

    К: Вы знаете, на самом деле, есть много групп, которые сформировали моё музыкальное мировоззрение, очень много… Сейчас, когда уже много чего переслушал, я могу сказать, какие команды мне теперь интересно слушать. Это The Living End, Arctic Monkeys (британская инди-рок-группа – прим. авт.), Billy Idol (английский рок-музыкант – прим. авт.) мне очень нравится – у него кайфовое творчество. Естественно, Bad Religion (американская панк-рок-группа – прим. авт.) всегда будут оставаться для меня интересными… а также поздний Rancid (калифорнийская панк-рок-группа – прим. авт.), именно поздний. Как-то так. Misfits, кстати, в этом списке нет. Потому что воспитывался я не на Misfits. То есть, если бы эта группа попала ко мне в те годы, я, может быть, и был бы с ней взаимосвязан. А так я на неё не подсел. На Rancid подсел, на Misfits нет.

    Ж: А сами вы планируете выступить с туром за границей?

    К: Тут, понимаете, дело не в наших планах, дело в предложениях. Если нас захотят там видеть – мы, конечно, поедем.

    Ж: Ясно. К слову о турах: я видела, у вас в скором времени будет много концертов на Украине. Вас не смущает тамошняя тяжёлая политическая ситуация? Многие другие группы отказались сейчас туда ехать…

    К: Нет. Меня смущает другое. Меня смущает сам факт этой проблемы. То, что у наших, так сказать, украинских братьев, такая беда. Возможно, что к этому всё шло, но всё равно это не радует. Вот это меня смущает. Что касается того, что там творится – я думаю, что это всё-таки пресса, телевидение всё раздувают. То есть, возможно, там всё это и происходит, но не в таких масштабах и не так регулярно. Возможно, даже идёт СМИ война, вот и всё.

    Ж: То есть вы не волнуетесь на этот счёт.

    К: Потому что я общаюсь с людьми оттуда, и они мне советуют поменьше смотреть телевизор. Я вам могу пример привести.

    Ж: Давайте.

    К: В Израиль приехал однажды, лет этак… дцать назад. Спрашиваю там нашего организатора: «Миш, слушай, а вообще вам не страшно здесь жить? До нас доходят новости, что у вас тут могут везде прийти в любой момент и взорвать, например, ту же дискотеку». На что он говорит: «Ты знаешь, у нас очень хорошо разработаны спецслужбы, и трагедия, что однажды случилась – это действительно был нонсенс. Но в остальное время мы спокойно ходим по улицам, как ты видишь, все живут своей жизнью. А если я сейчас скажу тебе, какие впечатления у меня получаются, когда я смотрю про Россию… По мне так у вас там вообще Жо» — «Да нет, всё нормально…» — «А вот после телевизора у меня именно такое мнение складывается».

    Ж: Показательно. Жаль, времени совсем немного осталось. Давайте подведём итоги. Как изменилось состояние группы на данный момент по сравнению с временем, когда вы только начинали этот проект?

    К: М-м-м, колоссально изменилось. Изменилось колоссально и кардинально (хорошо поставленным внушительным голосом – прим. авт.). Во-первых, мы определились с составом: каждый человек теперь чётко заточен под свою линию работы. Мы учли и исправили те ошибки, которые были допущены в начале. У нас стало лучше техническое оборудование, мы поняли, как нам следует писаться, как работать на сцене, мы знаем, что ещё нам нужно – мы развиваемся и развиваемся активно. Я сделал операцию на голосовые связки, и, когда закончился период реабилитации, у меня по-другому начал работать голос. Изменений очень много, во всём, даже в том, как мы подаём себя на сцене. У нас всё улучшается, всё растёт, и это, конечно, не потолок… я даже не вижу пока этот потолок. И это хорошо, я бы предпочёл вообще его никогда не видеть. Потолок свой видеть не надо, надо развиваться.

    Ж: Что ж, спасибо вам большое за интервью, надеюсь, ещё удастся с вами пообщаться и доспросить оставшиеся вопросы. Всего доброго.

    К: Обращайтесь.

    Интервью: Татьяна МИРВОДА, Анна ЖУРАВЛЁВА
    Специально для портала «Группа Быстрого Реагирования»

    взято с офицального сайта КняZz

    Просмотров: 222 | Добавил: Zverkola | Рейтинг: 0.0/0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]